bona_mente (bona_mente) wrote,
bona_mente
bona_mente

Category:

Фундамент надо укреплять

Иногда кажется, что у нас  сейчас некоторые исторические традиции находятся в забвении.
Царская традиция "братской помощи"  восточным патриархам, как это ни странно, продолжилась в послевоенном СССР,  только уже не в виде "трех сорока соболей и 200 червонных", конечно.
Из Записки патриарха  Алексия I  председателю Совета по делам РПЦ  Г.Г. Карпову о пребывании в Москве и Одессе патриарха Антиохийского Александра III
17 авг[уста] — 12 сент[ября] 1954 г.
В Москве мне не пришлосьбеседоватьс патриархом по интересующим нас вопросам, т.к. он несколько недомогал, и в гостинице, в своем номере, был все время окружен как своими спутниками, так и приходившими к нему с медицинскими услугами. ...
В Одессе обстановка была иная. В то время как митрополиты ездили в город по храмам и музеям, патриарх, за исключением поездок на служения в соборе, все время находился дома, и мне удобно было находить возможность беседы с ним с глазу на глаз.
О чем же были темы наших с ним разговоров?
Прежде всего патриарх говорил о своих чувствах к России, к Русской Церкви, к которой он питает неизменную благодарность за ее помощь нуждающейся Антиохийской церкви. Эти чувства его не могут-де поколебать никакие враждебные к России и, в частности к нашей Церкви, влияния, которыми они окружены на Востоке. ....
На Востоке в настоящее время особенно остро стоит вопрос о борьбе с влиянием, все возрастающим, Ватикана, и потому православным иерархам на Востоке чрезвычайно важно иметь поддержку со стороны мощной Русской Церкви, т.к., если Русская церковь сильна, сильны и мы на Востоке и не одиноки в борьбе с католичеством. По словам и патриарха и указаниям митрополитов, они все время ведут пропаганду о религиозной свободе в России, о мощности Русской Церкви, и о том, что Правительство в Союзе относится к Церкви с полным доверием…
.

Патриарх Алексий I  и патриарх Антиохийский Александр III
.
В некоторых высказываниях п[атриар]ха я мог уловить чувство опасения, что мы теперь будем лишены возможности помогать Антиохийской церкви материально, как это было до сего времени. Я разубеждал в этом п[атриар]ха, подчеркивая, что главным подспорьем для него является предоставленное ему подворье, доходы с которого ему принадлежат, что ежемесячно, кроме полного содержания и денежного, и фактического, его представитель, настоятель подворья, получает 10 т[ысяч] руб. специально для него, патриарха.
Кроме того, мы теперь, пользуясь прибытием п[атриар]ха в Москву, передаем ему лично в счет доходов подворья 120 тыс. рублей, независимо от сумм, данных ему и его спутникам на возможные покупки в наших магазинах, в размере 100 тыс. рублей. Что касается пособия в виде валюты, то, поскольку получение ее связано с ходатайством перед Министерством финансов, дело обстоит сложнее, но и при всем том мы п[атриар]ху в этом году дали 25 тыс. долларов.
Патриарх был особенно доволен, когда в день его ангела, 30 августа, я ему поднес шкатулку с 10 тыс. долларов.
(По покупательной способности 1 доллар  в 1950-е годы  равен ок.15 долларов  сейчас - b_m)
Кроме того, в Одессе и ему, и трем его митрополитам были мною вручены специально приготовленные в Одессе золотые панагии, украшенные сибирскими самоцветами.
Мне п[атриар]х вручил при отъезде орден Антиохийского патриархата — Св. ап. Петра и Павла высшей степени.
В результате, беседы с Патриархом были насыщены заверениями его, что он, а за ним и большинство его иерархов всецело преданы Русской Церкви, и в этом отношении они не идут по пути, на который их сбивают, — ориентации на американское влияние. Разговоры о получении п[атриар]хом больших денег из Америки от его представителя митрополита (имя его я не запомнил), который явно находится под американским влиянием, якобы преувеличены: были пока лишь обещания невыполненные и вряд ли имеющие осуществиться из-за русской позиции п[атриар]ха Александра. …
«Но я, — говорит м[итрополит] Илья, — зорко слежу за тем, чтобы п[атриар]х по старости не подпал под влияние тех, кто стоит на стороне американцев…».
Правда, эти свои заверения м[итрополит] Илья сопровождал просьбами об усиленном пособии Антиохийской церкви, нуждавшейся в средствах для устройства специальной дух[овной] семинарии с изучением русского языка и с т[ак] сказ[ать] русским уклоном. Я на это указывал м[итрополи]ту на возможность присылки юношей в наши семинарии и затем академии для составления в будущем кадров священнослужителей, преданных и обязанных Русской Церкви.
Митрополит Илья Карам, наряду со своей должностью епархиального архиерея в Ливане, является и викарием, как он себя называет, патриарха Александрийского Христофора и Иерусалимского Тимофея.
От п[атриар]ха Христофора он привез мне письмо (при сем прилагаемое в переводе [№ 1], и передал высший орден Александрийского патриархата с голубой лентой. В этом письме п[атриар]х Христофор вновь касается вопроса о подворье, дов[ольно] ловко использовав мое предложение, изложенное в моих к нему письмах, —
лично переговорить с ним об этом деле. Он уполномочивает м[итрополита] Илью лично со мною договориться о подворье… Я передал м[итрополиту] Илье мое ответное письмо патриарху. (При сем оно прилагается в копии) Относительно положения п[атриар]ха и церковных дел в Патриархате м[итрополит] Илья поведал следующее: патриарх Христофор лично с симпатией относится к Русской Церкви и к России, но встречает противодействие со стороны членов Синода, которые все против него.
Я выразил сомнение в том, что именно позиция п[атриар]ха по отношению к нам является причиной его размолвки с членами Синода. П[атриар]х Александр объясняет это характером п[атриар]ха Христофора: он-де ни с кем не уживается, имея характер властный и гордый: с п[атриар]хом Афинагором он не в ладах, с Афинским Спиридоном также; все и все не по нем. Этим объясняется его расхождение со своими епископами, которых он все время вопреки положению о Синоде устранял от участия в управлении Патриархатом.
В настоящее время патриарх находится на излечении в одной из больниц в Афинах. Патриарх Александр находит, что желательно в интересах привлечения патриарха Христофора на нашу сторону и для прекращения его постоянных сетований на то, что у Антиохийского п[атриар]ха имеется подворье в Москве, — дать и ему подворье.
Относительно положения дел в Иерусалимском патриархате митрополит Илья рассказал: «Патриарх болеет и, по-видимому, мало вникает в дела. Близ него наиболее нам благоприятствующий архиепископ Севастийский Афинагор, находящийся в оппозиции к другим духовным лицам, старающимся иметь влияние на патриарха Тимофея. Сам патриарх, по словам м[итрополита] Ильи всецело своими симпатиями на нашей стороне. Однако, это <уверение м[итрополита] Ильи> нисколько не вяжется с тем, о чем в своем письме (при сем №3), переданном мне м[итрополитом] Ильею, пишет схиигуменья Евгения, ревностная поборница наших интересов в Иерусалимском патриархате. Можно объяснить это новое поведение больного п[атриар]ха Тимофея, воздействовавшем на него нерасположенных к нам лиц, о коих упоминает иг[уменья] Евгения.
Тем не менее, чтобы оказать с нашей стороны внимание патриарху Тимофею, ввиду предстоящей поездки в Иерусалим м[итрополита] Ильи Карама, я ему передал письмо и панагию в дар патриарху (Копия письма при сем № 4).
Митрополит Илья передал мне и письмо архиепископа Севастийского Афинагора (при сем № 5). Прочитав это письмо, я сказал м[итрополиту] Илье, что я не могу на него письменно ответить архиепископу, т.к. это привело бы к упоминанию об его странной, чтобы не сказать более, просьбе о деньгах для… агитации в пользу его избрания патриархом. И нам входить в этот переплет отношений и участвовать в подкупах совсем неприлично и недопустимо. Я просил м[итрополита] Илью лишь передать архиепископу, что его письмо он мне передал и что я выражаю пожелание мира и благополучия в Патриархате, и здоровья патриарху. ....
Наших гостей антиохийских мы проводили с честью. Накануне их отбытия я вручил патриарху и трем митрополитам по золотой панагии, а митрополиту Феодосию и м[итрополи]ту Нифону — по белому клобуку с грамотами (при сем № 6). (М[итрополит] Илья такой клобук имеет).
12 сентября я, арх[иепископ] Никон с духовенством и С.К. Белышев с Н.А. Филипповым проводили п[атриар]ха и митрополитов на пароход, следовавший в Констанцу. ....
Патриарх Алексий
30 сентября 1954.
Успенский мон[астырь], Одесса.
Резолюция: Тов. Белышеву, т. Зубову. 1) Инстанции информировать.
2) В двухнедельный срок дайте мне Ваши предложения по внесенным вопросам: 
а) о подворье Христофору;
б) о Тимофее; в) о нашей поездке на Бл[ижний] Восток в сер[едине] 55 г.; г) о юбилее Алексия.
Tags: Церковь, персонажи, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments