January 2nd, 2016

О предзнаменованиях

Среди всяких предзнаменований, о которых много говорится в новогоднее время, стоит вспомнить одно-два из записок Екатерины II:
"Молебен о Чесменской баталии был в день Воздвижения Креста. Апостол сего дня во всех умах тогда не инако как с восхищением принят был и всем казалось пророчеством разрушения турецкого варварства."
Апостол Воздвижения - Слово о Кресте...(1Кор.1:18-24) -  на фоне эйфории от той победы русского флота  действительно мог показаться современникам пророческим, хотя понятно, что речь в Апостоле совсем о другом.
До разрушения "турецкого варварства" дело по сию пору так и не дошло, Чесменская победа оказалась временной, как и все военные победы и завоевания в истории человечества.
И еще: некий садовник Ламбертус в Ораниенбауме предсказал Екатерине II царствование и жизнь до глубокой старости за 80 лет, но предсказание не сбылось - она дожила только до 67 лет.
Если не Господь созиждет дом, всуе трудятся зиждущие; если не Господь охраняет город, всуе бодрствует страж (Пс.126:1)

Павел Обнорский

"На пространстве боле 500 верст, от Лавры до Белоозера и далее, это была как бы одна сплошная область иноческая, усеянная скитами и пустынями отшельников, где уже мирские люди как бы  вынуждены  были вслед за ними селиться и составлять свои обительные грады там, где прежде особились одни лишь келлии." (А.Н.Муравьев. Русская Фиваида на Севере, 18)
Тут автор не совсем точен: издавна этот край населяли народы меря, весь, чудь, корелы. Неизвестно, когда точно здесь началось христианское просвещение, но предание говорит о прп. Герасиме, который пришел на реку Вологду в 1147 году и построил церковь Троицы, основал монастырь, рядом с которым впоследствии вырос город Вологда.
Имеются сведения о том, что белозерский князь Глеб Василькович основал в1251 году Устьшехонский-Троицкий монастырь в устье Шексны, а в 1260 году - Спасо-Каменный монастырь на маленьком островке Кубенского озера. Причем, оба эти места не были к тому времени пустыми, там уже жили монахи-отшельники, просвещавшие окрестное население.
Но основные труды по христианизации Русского Севера несомненно пришлись на долю друзей и учеников прп. Сергия Радонежского - Димитрия Прилуцкого, Сергия Нуромского, Павла Обнорского, Кирилла Белозерского и учеников его учеников - Нила Сорского, Дионисия Глушицкого,  Корнилия Комельского, Арсения Комельского и других.
Все эти святые мужи - подвижники, умные, одаренные, судьба каждого необыкновенна и поучительна. Конечно, звезда от звезды в славе рознится и  в этом созвездии  может быть не самой крупной, но очень яркой звездочкой для меня сияет Павел Обнорский.
Он жил и умер простым монахом, не искал ни чинов, ни даже священства. Монастырь основал в возрасте 97-и лет за послушание своему почившему духовнику и другу Сергию Нуромскому и после чудесного знамения. Когда пришел в Москву к митрополиту Фотию за благословением и храмозданной грамотой, предложил в игумены монастыря монаха Алексия, ученика прп.Сергия Нуромского, перешедшего после смерти учителя к Павлу. Дав монастырю строгий устав, сам ушел в уединенную келью и подвизался там до 112 лет (+10 января 1429 года).
До прихода на реку Нурму, на место своего будущего Троицкого монастыря и до встречи с Сергием Нуромским, когда Павел еще обретался в Комельском лесу, ему пришлось три года прожить в дупле большой липы - думается, что не из прихоти и не для экзотики, а потому что как-то лишился топора и нечем было срубить келейку.
Срез большой липы (той самой или аналогичной - не вем) хранился в Троицком соборе  до закрытия монастыря в 1924 году. По описанию он был 4 аршина в обхвате, то есть 2,84 м или около 0,9 м в диаметре - сесть еще как-нибудь можно, но не прилечь.
И он зимовал в этом дупле, в эти длинные ночи и короткие дни как птица или как белка, только без их теплых покровов. Никакие звери его не обижали и не боялись.
Франциска Ассизского тоже звери любили, но ему там, среди олив и виноградников, было много легче.

Преподобный отче наш Павле, моли Бога о нас!