February 26th, 2016

О Риме пишем, Россия на ум пошла

Из Миланского эдикта: "Когда мы прибыли благополучно в Медиолан, я — Константин-Август и Ликиний-Август подвергли обсуждению все, что относилось к общественной пользе и благополучию, то в ряду прочего, что казалось нам для многих людей полезным, в особенности признали мы нужным сделать постановление, направленное к поддержанию страха и благоговения к Божеству, именно, даровать христианам и всем свободу следовать той религии, какой каждый желает, дабы находящееся на небесах Божество (греч. дабы Божество, каково бы оно ни было, и что вообще находится на небе) могло быть милостиво и благосклонно к нам и ко всем, находящимся под нашею властью." (по М. Э. Поснов. История Христианской Церкви. Часть II, глава II)
Двойственность религиозной политики Константина объясняется его задачами, как государственного деятеля.    Веротерпимость, выражавшаяся в поощрении христианства и нежелании порывать с язычеством, была направлена на укрепление социальной структуры государства и упрочение власти.
Какова же при таких условиях была степень христианизации Римской империи в IV-V веках?
Collapse )