March 11th, 2016

Московия XVI-XVII веков. Православно - католические отношения глазами иностранцев.

Православно - католические отношения давно находятся в историческом тупике, но в последнее время в этом тупике возникло самое оживленное движение. В этой связи есть смысл обратиться к прошлому - ведь говорят, без прошлого нельзя понять настоящее и прогнозировать ближайшее будущее.

Сигизмунд Герберштейн, австрийский дипломат, посетил Россию в 1517 и в 1526 годах.
"Руссия как начала, так и до сего времени твердо пребывает в вере христианской по греческому закону. Ее митрополит некогда имел свое местопребывание в Киеве, потом во Владимире, ныне же в Москве. [...] Впрочем, русские митрополиты получают поставление от константинопольского патриарха. [...] В их святцах находятся некоторые римские папы, которых они почитают святыми; других же пап, которые были после разделения церквей, они проклинают, как отступников от установлении апостолов, святых отцов и семи соборов, называют еретиками и раскольниками и ненавидят их более, чем самих магометан. Ибо, по их словам, на седьмом Вселенском соборе было положено, что впредь должно считаться непоколебимым и вечным то, что было решено и постановлено на предыдущих соборах; и потому после этого никому и никогда, под страхом анафемы, нельзя ни назначать собор, ни принимать в нем участие — и это они весьма строго соблюдают. Был один русский митрополит (Исидор Киевский - b_m), который по настоянию папы Евгения приехал на собор, на котором и были соединены церкви: по возвращении в отечество его схватили, лишили всего имущества и бросили в темницу, из которой он таки убежал.
Мы слышали в Московии, что по просьбе самого московского князя (Василия III - b_m) константинопольский патриарх прислал одного монаха по имени Максимилиана (Максим Грек - b_m), чтобы он, по здравом обсуждении, привел в порядок все книги, правила и отдельные постановления, касающиеся веры. Сделав это и заметив многие весьма важные заблуждения, Максимилиан объявил князю, что он совершенный схизматик, потому что не следует ни греческому, ни римскому обрядам. Говорят, что он пропал немного спустя после того, как высказал это, и, по мнению многих, был утоплен (не утоплен, а заточен в монастырь - b_m), хотя князь и оказывал ему величайшее благоволение.
Московиты хвалятся, что они одни только христиане, а нас они осуждают, как отступников от первой церкви и древних святых установлении." (С. Герберштейн. Записки о московитских делах.)

Принц Даниил, посол императора Священной римской империи, посетил Россию в 1576 году.

"И так как этот народ также сражается под знаменем Христа и так же много лет переносит уже вар и тяготу дня в винограднике Господнем, пользуясь теми же Таинствами, какими и мы, да и самые писания, переданные Апостолами по Гречески, свидетельствуют, что Греки пришли в Церковь прежде, чем Латины: то никто, как я думаю, не станет сомневаться, что и на этот народ также простирается соединение Церквей (имеется в виду Флорентийская уния - b_m). Поэтому дело было бы достойное наших Церквей, если бы мы попытались сделать с ними соединение и привести их в едино стадо Христово. (Даниил принц из Бухова. Начало и возвышение Московии)

Антонио Поссевино, папский легат, посетил Россию в 1581/82 годах.
"Какими вообще заблуждениями опутаны московиты, можно понять из того, что они приняли христианскую веру 500 лет тому назад при московитском князе Владимире от схизматиков-еретиков. Восприняв эту веру и думая, что им они обязаны очень многим, московиты легко смогли поверить всему, что бы ни наговаривали греки, завистники к римской славе и благочестию. Утверждаясь с малых лет в этом убеждении, читая испорченные хроники, не имея среди себя тех, кто смог бы устранить из их сознания эту клевету, они прониклись отвращением к католикам. Поэтому, когда они хотят кому-нибудь большого зла, они говорят: «Увидеть бы мне тебя в латынской вере!» Заметив, что кто-нибудь по простоте своей молится тем иконам, которые в почете у католиков, они говорят: «Не молись, ведь они не нашей веры».[...]
Обычно некоторые знатные люди, которых государь (Иван IV - b_m) приставил к нам из любезности или для наблюдения за нами, и которые должны были заботиться обо всем необходимом, обедая с нами, не вставали, когда мы благославляли трапезу и возносили благодарность богу. Они не хотели ни молиться нашим иконам, ни оказывать им какие бы то ни было знаки уважения, в то время как свои иконы они почитают очень ревностно, ни делать что-нибудь в этом роде. Мало того, великий князь всякий раз, как говорит с иностранными послами, при их уходе, как это случилось и с нами, омывает руки в золотой чаше, стоящей на скамье у всех на виду, как бы совершая обряд очищения".  (А. Поссевино. Московия.)

Collapse )