September 23rd, 2016

1916 год, сентябрь. Из супружеской переписки и дневника Императора

Из дневника:
1 сентября. Четверг.
Все утро лило. В 12 1/2 ч. Эмир Бухарский прибыл и завтракал со свитой в столовой. В 2 часа простились с ним. Погода исправилась. Поехали в первый лес по шоссе на Оршу. Гуляли и искали грибы. Как всегда Аликс пила у меня чай. Занимался спокойно до 8 ч. Обедали в поезде с Мишей, Дмитрием и Игорем. Провели вечер вдвоем.
4 сентября. Воскресенье.
Погода была сырая и нехорошая. Были вместе у обедни. После завтрака отправились по шоссе на Оршу. Погуляли и перешли пешком Городокский мост. В 4 1/2 приехали в поезд. Пили чай вместе и в 6 час. простились. Аликс с дочками уехала на север. Читал до 8 час. Обедал со всеми. Вечером занимался и писал.

Ц.С. 4 сентября 1916 г.
Мой нежно любимый.
Ужасно тяжело снова покидать вас обоих, сокровища мои, — хоть мы и прожили вместе 2 недели, но этого недостаточно для любящих сердец. И тем более в такое время, когда тебе приходится нести такое ужасное бремя на твоих бедных, милых плечах. Если б только я могла тебе больше помогать! Я так молю Бога дать мне мудрость и понимание для того, чтобы быть тебе настоящей помощницей во всех отношениях и всегда быть твоей хорошей советчицей. О, ангел мой, Бог пошлет лучшие дни,
удачу и успех нашим храбрым войскам — да умудрит Он начальников, дабы они верно и мудро управляли ими! — Теперь к тебе приедут министры, говори с ними поэнергичнее — они стараются, но только они очень медлительны, и их трудно сдвинуть с места.
Только, Солнышко мое, пожалуйста, умоляю тебя, — не торопись с польскими делами — не позволяй наталкивать тебя на это, пока мы не перейдем границы, — я всецело верю в мудрость нашего Друга, ниспосланную Ему Богом, чтобы советовать то, что нужно тебе и нашей стране — Он провидит далеко вперед и поэтому можно положиться на Его суждение. Твое одиночество будет ужасно — так тоскливо без истинного друга вблизи. Я буду спокойнее, когда Н.П. снова вернется — он один из наших, его благословил наш Друг на службу нам, а сейчас он многому научился и многое видел за эти месяцы.Что стану я делать без твоих ласк и дивной любви! Без конца благодарю тебя за все и за этот праздник .......
Навеки, милый, вся твоя старая
Женушка


Ц.С. 7 сентября 1916 г.
Мой ненаглядный,
Хоть я и очень устала, все же хочу начать письмо сегодня же вечером, чтоб не позабыть того, что наш Друг мне сказал. Я передала Ему твой привет, и Он шлет тебе Свой привет и говорит, чтоб ты не беспокоился, — что все пойдет хорошо. Я пересказала ему мой разговор с Штюрмером, который говорит, что Климовича непременно следует уволить (он назначается сенатором), и тогда уйдет старый Хвостов, так как он без него не сможет обойтись. Хвост. нервничает и плохо себя чувствует (я знаю, что он ненавидит Шт., не любит его также и Климович, этот скверный человек, который ненавидит нашего Друга и все же ходит к Нему, притворяясь и подлизываясь). Шт. хочет предложить на пост министра внутренних дел кн. Оболенского из Курска-Харькова (перед тем он был в старой ставке при Николаше!!), работающего теперь по продов. вопросу, но Гр. убедительно просит назначить на этот пост Протопопова. Ты знаешь его, и он произвел на тебя хорошее впечатление, — он член Думы (не левый), а потому будет знать, как с ними себя держать. Эти мерзкие люди собрались и постановили, чтоб Родзянко отправился к тебе и просил сменить всех министров и назначить их кандидатов, дерзкие скоты. — Мне кажется, что ты не мог бы ничего сделать лучше, как назначив его. — Бедный Орлов был его большим другом, — я думаю, что Максимович должен хорошо его знать. Уже, по крайней мере, 4 года, как он знает и любит нашего Друга, а это многое говорит в пользу человека. Оболенский же, наверное, опять из той клики. — Я не знаю его, но верю в мудрость и руководство нашего Друга. Он огорчен тем, что ты никогда сюда не приезжаешь — здесь тоже необходимо твое присутствие, даже если на 2 дня, неожиданно, они все почувствуют, что приехал хозяин, чтоб все проверить. Это было бы чудно, такой налет ведь не труден, и ты этим многих осчастливил бы. .....

Ц.С. 9 сентября 1916 г.
Мой родной,
.......... Пожалуйста, назначь Протопопова министром внутренних дел; так как он член Думы, то это произведет на них большое впечатление и закроет им рты.

Ц. ставка. 9 сентября 1916 г.
Моя родная голубка,
Сердечно благодарю тебя за твое дорогое длинное письмо, в котором ты мне передаешь поручения от нашего Друга. Мне кажется, что этот Протопопов — хороший человек, но у него много дел с заводами и т.п. Родзянко уже давно предлагал его на должность министра торговли вместо Шаховского. Я должен обдумать этот вопрос, так как он застигает меня совершенно врасплох. Мнения нашего Друга о людях бывают иногда очень странными, как ты сама это знаешь, — поэтому нужно быть осторожным, особенно при назначениях на высокие должности. Этого Климовича я лично не знаю. Разве хорошо одновременно уволить обоих — т.е., я хочу сказать, министра внутренних дел и начальника полиции. Это нужно тщательно обдумать! И с кого начать? От всех этих перемен голова идет кругом. Помоему, они происходят слишком часто. Во всяком случае, это не очень хорошо для внутреннего состояния страны, потому что каждый новый человек вносит также перемены и в администрацию. Мне очень жаль, что мое письмо стало таким скучным, но мне нужно было ответить на твои вопросы. Да благословит Бог тебя и девочек! Нежно целую тебя.
Навеки, милое Солнышко, твой старый
Ники.

Из дневника:
15 сентября. Четверг.
Ясный холодный день. Чувствуется приближение осени. В 2 1/2 пошли на моторах вверх; сделал хорошую прогулку с Долгоруковым. После чая принял доклад Сандро в штабе. Читал до и после обеда.

Collapse )