December 12th, 2016

О смысле чина коронации. Молитвы при коронации Николая II

Недавно попалась на глаза старая статья уважаемого протоиерея (тогда ещё иерея) Максима Козлова, опубликованная в журнале "Встреча" в 1997 году (студенческий журнал МДА)  и воспроизведенная на сайте www.taday.ru/text/549269.html  в 2010 году под названием "Его искреннее самопожертвование было совершено ради сохранения принципа самодержавия...". В самом начале этой статьи заявлено следующее: "Начать хотелось бы с вопроса о самой природе монархической государственности и о смысле чина коронации. <.....> Смысл этого священнодействия состоит в том, что Царь благословляется Богом не только как глава государственной или гражданской администрации, но прежде всего -  как носитель теократического служения, служения церковного, как наместник Бога на земле." (курсив мой - b_m).
Немало людей придерживается подобной точки зрения. Наиболее активно эта идея выражена в объемной монографии проф. М.А. Бабкина "Священство и Царство (Россия, начало XX в. — 1918 г.)", М., изд. Индрик. 2011г., а также во множестве его публикаций последних лет на тему о Российском духовенстве и свержении монархии в 1917 году, где духовенство обвиняется чуть ли не во всем случившемся, - но в данный момент речь не об этом.
Чин коронации автор статьи не приводит, поэтому показалось полезным проверить, действительно ли в чине коронации есть что-нибудь про "наместника Бога на земле".
Посмотрим основные действия и молитвы чина.
14 (26) мая 1896 года, в день коронации Николая II, встречая государя на паперти Успенского собора,  митрополит Московский и Коломенский Сергий (Ляпидевский) обратился к нему со словами:
«Благочестивый государь! Настоящее твое шествие, соединенное с необыкновенным великолепием, имеет цель необычной важности. Ты вступаешь в это древнее святилище, чтобы возложить здесь на себя царский венец и восприять священное миропомазание. Твой прародительский венец принадлежит тебе единому, как царю единодержавному, но миропомазания сподобляются все православные христиане, и оно не повторяемо. Если же предлежит тебе восприять новых впечатлений этого таинства, то сему причина та, что как нет выше, так нет и труднее на земле царской власти, нет бремени тяжелее царского служения. Чрез помазание видимое да подастся тебе невидимая сила, свыше действующая, к возвышению твоих царских доблестей озаряющая твою самодержавную деятельность ко благу и счастью твоих верных подданных.»
Затем поднёс ему крест и окропил святой водой. Певчие спели Пс.100 "Милость и суд воспою Тебе, Господи!"
В соборе, когда государь и государыня заняли места на троне под балдахином напротив алтаря, митрополит С.-Петербургский Палладий (Раев) предложил государю "исповедати православно-кафолическую веру - како веруеши?"
Император громко по книге прочитал  Символ веры.
Митрополит: Благодать Пресвятаго Духа да будет с тобою. Аминь.
Далее - великая ектения, тропарь"Спаси, Господи, люди твоя..." . Чтение пророчества Исайи (49:13-19): "Тако глаголет Господь: радуйтеся небеса и веселися земле...". Прокимен "Господи, силою Твоею возвеселится царь"
Чтение послания апостола Павла - Рим.13:1-7 (о повиновении властям)
Чтение Евангелия - Мф.21:15-22 (воздадите убо кесарево - кесареви, Божие - Богови)
После облачения в порфиру и возложения на себя короны, государь возложил малую корону на голову государыни и облачил ее в порфиру, затем взял скипетр и державу. Протодиакон провозгласил полный титул императора, последовало многолетие, звон колоколов и пушечная пальба.
После этого государь, отложив скипетр и державу, один опустился на  колени (все остальные в храме стояли) и прочитал установленную коронационную молитву:
«Господи Боже отцев и Царю царствующих, сотворивый вся словом Твоим, и премудростию Твоею устроивый человека, да управляет мир в преподобии и правде! Ты избрал мя еси царя и судию людем Твоим. Исповедую неизследимое Твое о мне смотрение и, благодаря, величеству Твоему поклоняюся. Ты же, Владыко и Господи мой, настави мя в деле, на неже послал мя еси, вразуми и управи мя в великом служении сем. Да будет со мною приседящая престолу Твоему премудрость. Поелико с небес святых Твоих, да разумею, что есть угодно пред очима Твоима, и что есть право по заповедей Твоим. Буди сердце мое в руку Твоею, еже вся устроити к пользе врученных мне людей, и ко славе Твоей, яко да и в день суда Твоего непостыдно воздам Тебе слово: милостию и щедротами единороднаго Сына Твоего, с Ним же благословен еси со Пресвятым и благим и животворящим Твоим Духом, во веки, аминь».

Когда государь закончил молитву и встал с колен, на колени опустились присутствуюшие, включая духовенство, и митрополит Палладий от лица всего народа прочитал установленную молитву:
«Умудри убо и поставь проходити великое к Тебе служение, даруй ему разум и премудрость, во еже судити людям Твоим во правду, и Твое достояние в тишине и без печали сохранити, покажи его врагом победительна, злодеем страшна, добрым милостива и благонадежна, согрей его сердце к призрению нищих, к приятию странных, к заступлению нападствуемых. Подчиненное ему правительство управляя на путь истины и правды, и от лицеприятия и мздоприимства отражая, и вся от Тебе державы его врученныя люди в нелицемерной содержи верности, сотвори его отца о чадах веселящегося, и удивиши милости Твоя от нас… Не отврати лица Твоего от нас и не посрами нас от чаяния нашего…»
Хор пропел «Тебе Бога хвалим», этим коронование закончилось.
На Литургии император стоял сняв корону и отложив скипетр и державу. После  Евхаристического канона митроролит возвестил: " Миропомазания и Святых Божественных Тайн приобщения приближается время". Император с императрицей взошли на солею к царским вратам и митрополит помазал императора на челе, очах, ноздрях, ушах, груди и по обе стороны рук, а императрицу - на челе.
Причастился император в алтаре "по царскому чину", как священнослужители - отдельно под двумя видами, а императрица на солее у царских врат обычным мирским чином. Тут снова был звон и салют в 101 залп.
После отпуста император в короне и со всеми регалиями, а вслед за ним императрица, прошествовали из Успенского в Архангельский собор к гробам своих далеких царственных предшественников.

Перечитываю, и нигде - ни в действиях, ни в тексте молитв - не вижу ничего о "носителе служения церковного, как наместник Бога на земле."  Только о призывании помощи Божией царю в его тяжелом государственном служении, и об исполнении этого служения на основе заповедей Христовых.