October 11th, 2020

В заповедных и дремучих...

Еще недавно схимонах Сергий Романов (тогда еще схиигумен)  призывал выселить инициаторов режима самоизоляции   в отдаленные регионы: «Предлагаю… выселить их по выбору в республику Биробиджан или на остров Мартиника… Как только это произойдет, тотчас закончится несуществующая коронавирусная эпидемия в России."  (ролик об этом от середины апреля с.г., легко найти на ютубе, и даже не один). Собственно, с этого ковид-диссидентства он начал свою головокружительную "карьеру".
И вдруг теперь оказалось, что храбрый схимонах сташно боится заразиться :
.

.
Collapse )

В больнице...

Полгода назад с сочувствием прочитала эссе игумена Кирилла (Сахарова) о его пребывании в больнице. И вот появилась новая публикация игумена Кирилла  про больницу - уже не про ту, в которой он был весной, а про  другую - в нее он попал летом, судя по ситуации. Второе описание на редкость увлекательно, особенно интересно оно читается после первого, вот так - в хронологическом порядке - я их здесь и помещаю.
.
Игумен Кирилл (Сахаров). 19.03.2020 https://ruskline.ru/analitika/2020/03/19/snova_v_bolnice
" «Как грыжа?! У Вас уже была операция по ее удалению!» - воскликнул благочинный Данилова монастыря, услышав, что я госпитализирован в больницу. «Есть ли опасность рецидивов?» - спрашивал я оперировавшего меня врача в 1994-95 годах. «Нет, все, забудьте. Прочные нити все удержат». И вот рецидив. Поистине, нет ничего на земле постоянного и надежного - все зыбко. [....]
…Отдельная небольшая палата. Прекрасный вид из окна. Справа виднеется деревянный храм. Телевизор: новости, программа из мира животных и урывками сериал о Магомаеве.
Неожиданности: в смежной комнате - женщины, общий туалет (изнутри он не закрывался, нужно было постоянно передвигать таблички «занято»-«свободно»). Одна из женщин сильно кашляет. Беспокоит мысль, а вдруг заразишься, и это помешает операции. Другая после операции стонет и плачет. Психологический момент: во время трехдневного обследования постоянно думаешь: скорее бы операция, а как только ее назначили, сразу возникло напряжение, стал отсчитывать часы, остававшиеся до нее. Пораньше лег, но после двенадцати начались какие-то стуки, грохот. Сон как рукой сняло, пришлось принимать снотворное. Утром, кроме утренних молитв, прочитал все, что можно было найти в молитвослове о болящих. Спрашиваю медсестру: «Во сколько выезд в операционную?» Она: «Станет известно в начале девятого после врачебного обхода». Прилег – вдруг без десяти восемь врывается медсестра: «Как? Вы еще лежите! Срочно готовьтесь – Вас будут оперировать первым». Примерно то же нервно произносит мужчина средних лет, с грохотом завезший каталку в прихожую палаты. Я вскакиваю, влетаю в санузел. Крики в дверь: «Вам помочь? Надо быстрее!» Мужчина громко объясняет: «Раздевайтесь до «в чем мать родила», одевайте распашонку». Насчет присутствия крестика на теле во время операции мнения медиков разделились примерно поровну. Недолго думая, в последний момент резной деревянный крестик я завернул за плечо. На всякий случай нарисовал восьмиконечный крест на правой ладони - «как у коптов». «Последний путь» - знакомые передвижения каталажки с «бездыханным» телом по длинному коридору больницы с постоянными постукиваниями по плитке. Долгое ожидание лифта в холодном предбаннике, лежа только под простыней. Спуск «в преисподняя земли» - на второй этаж в операционный блок. Минут двадцать ждем и здесь. Для сотрудников все привычно, буднично – поток, конвейер, а для тебя - «частный суд», решение твоей судьбы. ... Операционный стол оказался неожиданно узким, подумалось: а как же на нем помещаются более крупные люди? Болезненная постановка катетера в правую руку (с ним пришлось служить Литургию через день). Анестезиолог с кислородной маской: «Подышите, чувствуете шум в голове?» Полагая, что это только прелюдия, жду, как было в девяностые, трубку в трахею. Но сразу проваливаюсь и через три часа операции и два часа пребывания в реабилитационной палате чувствую удары по щекам: «Александр Сергеевич, просыпайтесь!» Открываю глаза - вижу медсестру и рядом с ней священника больничного храма. Узнаю от него, что уже половина второго. Надо же, как долго, оказывается, все было! В 16 часов пришел врач, который сказал, что вставать и есть уже можно.  [....]
Для меня одной из главных трудностей пребывания в больнице было то, что несмотря на неоднократные просьбы закрывать общую дверь в палату и на мои усилия самому ее закрывать, она в основном оставалась открытой. Перекличка медсестер в коридоре, смех студентов-медиков неподалеку от двери, шарканье ног и разговоры пациентов – все это постоянно будоражило, мешало расслабиться и отключиться. Очевидно, что эта проблема может быть решена только с помощью установки доводчиков на дверях.
Несмотря на все трудности, недельное пребывание в больнице было очень плодотворным. Наряду со множеством материалов с интернета прочитал ...
P.S. Вечером узнал, что день моей выписки из больницы был последним, когда допускались посетители в нее."
.
Шесть месяцев спустя:
Один день Александра Сергеевича. В больнице…
Игумен Кирилл (Сахаров). 09.10.2020
https://ruskline.ru/analitika/2020/10/09/odin_den_aleksandra_sergeevicha
"…Настал день очередного посещения мною медицинского центра. Добротное учреждение, возглавляемое почетным попечителем нашего храма, любезно пригласившего опекаться здесь.
Накануне с вечера начались сильные головные боли, продолжавшиеся всю ночь и весь последующий день. Давление 90 на 60. Прием у невролога назначен на восемь утра. Приехал заранее, прогулялся, настроился. На стук в дверь никто не откликнулся. «Узнайте у администратора на первом этаже» - советует медсестра. Там сообщили, что врач неделю, как болеет. «А терапевт? – мне к ней на 8:30» - «У нее сегодня неприемный день».
Collapse )