November 3rd, 2020

Про один старый политико-церковный проект

В конце XIX - начале ХХ века в России серьезно обсуждался вопрос о соединении Русской Церкви с Англиканской.
Фактически это началось со времени поездки императора Николая II и Александры Федоровны в Англию в 1896 году.   Автором идеи была, судя по всему, королева Виктория - Granny, как называл  ее Николай II (она была бабушкой Аликс).  Эта идея входила составной частью в общий политический проект "сближения", активно обсуждавшийся в замке  Балморал  королевой Викторией и маркизом Солсбери, премьер-министром Великобритании, с императором Николаем II.
Из девника Николая II:
15 сентября. Воскресение. ... В 12 час. поехали в церковь; в первый раз присутствовал на шотландской службе. Завтракали семейством. .... Имел разговор с Salisbury.
17 сентября. Вторник ...  Вернулись домой с Granny. Имел еще дополнительный разговор с Salisbury.
20 сентября. Пятница. ... сидел у Granny и имел с ней политический разговор. ..
Королева Виктория, в свою очередь, писала в дневнике:
"Я сказала,что так важно, чтобы Англия и Россия шли вместе, ибо они являются самыми могущественными империями и поэтому - гарантией мира...".
.

.
На следующий год  (1897)  архиепископ Антоний (Вадковский) был послан в Лондон  по случаю празднования 60-летнего ("бриллиантового") юбилея королевы Виктории, имея поручение наладить отношения с англиканскими иерархами; миссия была выполнена и  переговоры о соединении Русской Церкви с Англиканской постепенно начались.
В воспоминаниях митрополита Евлогия (Георгиевского) упомянут интересный факт:
"В "салоне" гг. Шварц на Знаменской улице собирались не только для докладов на религиозные темы, ... а также обсуждали вопрос о соединении христианских церквей. Я тоже там бывал и даже выступал на докладах по вопросу о сближении Англиканской Церкви с Православной. Этот вопрос интересовал некоторые круги не только церковные, но и светские. Было организовано даже особое "общество"; я состоял его деятельным членом и иногда председательствовал на его собраниях. Мы однажды, кажется в 1912 году, встречали группу англиканских епископов, приехавших знакомиться с Русскою Церковью, показывали им петербургские соборы, наше богослужение, устраивали беседы, духовные концерты."  (Митрополит Евлогий Георгиевский. Путь моей жизни, гл.13.).
Collapse )

Как читаешь?

Поучение перед исповедью:
« …Не говорите про сноху, зятя, соседку и т.д. Слышали покаянный псалом – грех мой предо мною выну? – Не чужие, а свои грехи вынимайте, как занозы.»
Для тех, кто не улыбнулся, прочитав это, поясню: «выну» в церковнославянском языке значит «всегда», а вовсе не «достану, извлеку». Грѣ́хъ мо́й предо мно́ю е́сть вы́ну – грех мой предо мной всегда (Пс.50:5).

Как известно, многие церковнославянские слова приобрели в русском языке  совершенно другое значение.  Перенос "на автомате" современного значения некоторых слов в церковнославянские тексты приводит к различным недоразумениям и неправильному пониманию – иногда «с точностью до наоборот».
.
Например, в евангельском эпизоде с богатым юношей (Мк.10:22) сказано: О́нъ же дря́хлъ бы́въ о словеси́ {о словеси́ се́мъ}, отъи́де скорбя́: бѣ́ бо имѣ́я стяжа́нiя мно́га. Если он дряхлым был, так может это не юноша, а старик, скупой старик? Нет, просто «дряхлость» - это  печаль, мрачность, угрюмость. Юноша помрачнел, опечалился от слов Иисуса.
.
Или слово
«умиление» в Пс.59:5 - "...напои́лъ еси́ на́съ вино́мъ умиле́нiя"  -  некоторые, читая, представляют что-то такое милое, сентиментальное, «умилительное». И ошибаются, потому что «вино умиления» здесь – «вино скорби, страдания».
.
Еще пример - слово "довлеет", означающее "довольно, достаточно". Ин. 14:8 - Господи, покажи нам Отца и довлеет нам (довольно нам). Люди, знающие это, никогда не говорят «над нами (надо мной) довлеет…».

.
Особенно радикальное превращение претерпело слово «равнодушный».
Collapse )