April 4th, 2021

Пишите нам, подруги,...

Гоголевский почтмейстер Иван Кузьмич, простодушный до наивности человек, распечатывал чужие письма "не то чтоб из предосторожности, а больше из любопытства".
Но вообще-то перлюстрация была вполне узаконенным делом. В записке графа Бенкендорфа "Об устройстве высшей полиции", поданной Николаю I в январе 1826 года, говорилось: «...вскрытие корреспонденции составляет одно из средств тайной полиции и при этом самое лучшее, так оно действует постоянно и обнимает все пункты империи. Для этого нужно лишь иметь в некоторых городах почтмейстеров, известных своей честностью и усердием.»
Перлюстрация  была поставлена на государственную основу ещё во второй половине XVIII в.,  при Екатерине II, - тогда в почтамтах ознакомление с письмами без ведома корреспондентов и адресатов  стало регулярным. Императрицу, пришедшую к власти путем госпереворота, насущно интересовали  готовящиеся заговоры и покушения.
В Москве перлюстрация писем была в ведении московского почтамта, директорами которого с 1763 по 1806 год были Пестели: саксонец Бурхард (Борис) Пестель, затем последовательно его сыновья Иван Борисович Пестель (в 1799 году переведен почт-директором в Петербург) и Николай Борисович Пестель -  дед, отец и дядя декабриста  Павла Ивановича Пестеля.
Особой заботой власти в то время была корреспонденция масонов, которые справедливо считались потенциальным источником заговоров. Регулярно посылались отчеты "куда надо" о содержании их писем; вот для примера один из отчетов Ивана Пестеля:
.

Адресат этого донесения князь Александр Александрович Прозоровский был  главнокомандующим Москвы и Московской губернии, известным искоренителем московского масонства в начале 1790-х годов.
По иронии судьбы, сын Ивана Пестеля Павел, родившийся как раз в это время (1793 г.), с юности стал членом масонских лож и тайных обществ....
Перлюстрация корреспонденции продолжалась и в XIX, и в  XX веках, и продолжается в нынешнем XXI веке.
Collapse )

Спиритизм Александра II

Оккультизм, ненадолго подавленный Екатериной II, никогда не исчезал при дворе и расцвел пышным цветом в царствование Александра II.  Из дневника  Анны Тютчевой, дочери поэта Ф.И. Тютчева, фрейлины Марии Александровны - жены цесаревича, а затем императора Александра II
1853 год
29 сентября. Со времени возвращения двора в Царское все здесь очень заняты вертящимися и пишущими столами. С ними производится множество опытов даже на вечерах у императрицы. Адъютант Кушелев очень увлечен этим занятием, он видит в нем новое откровение святого духа. Факт тот, что столы вертятся и что они пишут; утверждают даже, что они отвечают на мысленно поставленные им вопросы. ... Столы, предназначенные к тому, чтобы служить средством общения с духом, имеют доски величиной не больше дна тарелки, сердцевидной формы и стоят на трех ножках, из которых одна снабжена карандашом. Эта игрушка неизбежно поддается малейшему нажиму со стороны руки, якобы магнетизирующей стол, и легко проводит знаки на бумаге, которая принимает сообщения духов. ...  Человека странным образом тянет ко всему сверхъестественному, и он необычайно легко обманывает себя самым честным образом, — вот чем объясняется широкое влияние Калиостров всех времен, и это же создает огромный успех пишущих столов. ...
1854 год
6 апреля. ....Мой отец находится в состоянии крайнего возбуждения, он весь погружен в предсказания своего стола, который по поводу Восточного вопроса и возникающей войны делает множество откровений, как две капли воды похожих на собственные мысли моего отца. Стол говорит, что Восточный вопрос будет тянуться 43 года, что он разрешится только в 1897 г., когда потомок теперешнего императора вступит на константинопольский престол под именем Михаила I. ....
1858 год
10 июля. Приезд Юма-столовращателя  [Дэниэл Хьюм, шотландский спиритуалист]. Сеанс в большом дворце в присутствии двенадцати лиц: императора, императрицы, императрицы-матери, великого князя Константина, наследного принца Бюртембергского, графа Шувалова, графа Адлерберга, Алексея Толстого, Алексея Бобринского, Александры Долгорукой и меня. Всех нас рассадили вокруг круглого стола, с руками на столе; колдун сидел между императрицей и великим князем Константином. Вскоре в различных углах комнаты раздались стуки, производимые духами. Начались вопросы, которым отвечали стуки, соответствующие буквам алфавита. Между тем духи действовали вяло, они объявили, что слишком много народа, что это их парализует и нужно исключить Алексея Бобринского и меня. Впоследствии они полюбили Бобринского, но против меня навсегда сохранили зуб. Нас удалили в соседнюю комнату, откуда, впрочем, мы очень хорошо слышали все, что происходило.
Collapse )