bona_mente (bona_mente) wrote,
bona_mente
bona_mente

"Пора снимать янтарь..."

Марина Ивановна Цветаева оставила  31 августа 1941 года три предсмертные записки: сыну, Асеевым и «эвакуированным».
Записка сыну:
Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик.
Записка Асеевым:
Дорогой Николай Николаевич! Дорогие сестры Синяковы! Умоляю вас взять Мура к себе в Чистополь — просто взять его в сыновья — и чтобы он учился. Я для него больше ничего не могу и только его гублю. У меня в сумке 450 р. и если постараться распродать все мои вещи. В сундучке несколько рукописных книжек стихов и пачка с оттисками прозы. Поручаю их Вам. Берегите моего дорогого Мура, он очень хрупкого здоровья. Любите как сына — заслуживает. А меня — простите. Не вынесла. МЦ. Не оставляйте его никогда. Была бы безумно счастлива, если бы жил у вас. Уедете — увезите с собой. Не бросайте!
Записка «эвакуированным»:
Дорогие товарищи! Не оставьте Мура. Умоляю того из вас, кто сможет, отвезти его в Чистополь к Н. Н. Асееву. Пароходы — страшные, умоляю не отправлять его одного. Помогите ему с багажом — сложить и довезти. В Чистополе надеюсь на распродажу моих вещей. Я хочу, чтобы Мур жил и учился. Со мной он пропадет. Адр. Асеева на конверте. Не похороните живой! Хорошенько проверьте.
.

Дом Бродельщиковых в Елабуге, куда эвакуированная Марина Цветаева вместе с сыном была определена на постой и где покончила с собой.
------------------------------------------------------------------
В Чистополь летом 1941 г. была эвакуирована большая группа писателей, среди которых был и  поэт Николай Асеев (1889-1963), возглавлявший там Литфонд. Асеев не помог Цветаевой в эвакуации и не выполнил ее главной предсмертной просьбы. Георгий (1925-1944) скитался, голодал, уехал в Ташкент, вернулся в Москву,  был призван на фронт в начале 1944 и погиб летом того же года.
Из письма Ариадны Эфрон (дочери Цветаевой, сидевшей в 1939-1955 годах в лагере) к Пастернаку от 1 октября 1956 г. : «... Для меня Асеев — не поэт, не человек, не враг, не предатель — он убийца, а это убийство — похуже Дантесова». В одном из писем к Рафаэлю Мустафину она писала: «Накануне гибели она поехала в Чистополь, просила Асеева помочь с пропиской и устройством в детский дом писателей в качестве посудомойки; Асеев отмахнулся...». В другом письме: «...она погибла жертвой несказанного человеческого равнодушия, жестокости, трусости». Вспоминая о письмах, написанных Цветаевой перед смертью, она пишет: «Второе письмо она оставила Асееву, прося его позаботиться о ее сыне «как о своем собственном»; Асеев не выполнил этого завета».
Говорят,  на старости лет Асеев каялся, ставил свечки в церкви и молился, просил прощения у Бога за то, что так поступил с Георгием…
Tags: дни памяти, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments