bona_mente (bona_mente) wrote,
bona_mente
bona_mente

Categories:

1916 год, сентябрь. Из супружеской переписки и дневника Императора

Из дневника:
1 сентября. Четверг.
Все утро лило. В 12 1/2 ч. Эмир Бухарский прибыл и завтракал со свитой в столовой. В 2 часа простились с ним. Погода исправилась. Поехали в первый лес по шоссе на Оршу. Гуляли и искали грибы. Как всегда Аликс пила у меня чай. Занимался спокойно до 8 ч. Обедали в поезде с Мишей, Дмитрием и Игорем. Провели вечер вдвоем.
4 сентября. Воскресенье.
Погода была сырая и нехорошая. Были вместе у обедни. После завтрака отправились по шоссе на Оршу. Погуляли и перешли пешком Городокский мост. В 4 1/2 приехали в поезд. Пили чай вместе и в 6 час. простились. Аликс с дочками уехала на север. Читал до 8 час. Обедал со всеми. Вечером занимался и писал.

Ц.С. 4 сентября 1916 г.
Мой нежно любимый.
Ужасно тяжело снова покидать вас обоих, сокровища мои, — хоть мы и прожили вместе 2 недели, но этого недостаточно для любящих сердец. И тем более в такое время, когда тебе приходится нести такое ужасное бремя на твоих бедных, милых плечах. Если б только я могла тебе больше помогать! Я так молю Бога дать мне мудрость и понимание для того, чтобы быть тебе настоящей помощницей во всех отношениях и всегда быть твоей хорошей советчицей. О, ангел мой, Бог пошлет лучшие дни,
удачу и успех нашим храбрым войскам — да умудрит Он начальников, дабы они верно и мудро управляли ими! — Теперь к тебе приедут министры, говори с ними поэнергичнее — они стараются, но только они очень медлительны, и их трудно сдвинуть с места.
Только, Солнышко мое, пожалуйста, умоляю тебя, — не торопись с польскими делами — не позволяй наталкивать тебя на это, пока мы не перейдем границы, — я всецело верю в мудрость нашего Друга, ниспосланную Ему Богом, чтобы советовать то, что нужно тебе и нашей стране — Он провидит далеко вперед и поэтому можно положиться на Его суждение. Твое одиночество будет ужасно — так тоскливо без истинного друга вблизи. Я буду спокойнее, когда Н.П. снова вернется — он один из наших, его благословил наш Друг на службу нам, а сейчас он многому научился и многое видел за эти месяцы.Что стану я делать без твоих ласк и дивной любви! Без конца благодарю тебя за все и за этот праздник .......
Навеки, милый, вся твоя старая
Женушка


Ц.С. 7 сентября 1916 г.
Мой ненаглядный,
Хоть я и очень устала, все же хочу начать письмо сегодня же вечером, чтоб не позабыть того, что наш Друг мне сказал. Я передала Ему твой привет, и Он шлет тебе Свой привет и говорит, чтоб ты не беспокоился, — что все пойдет хорошо. Я пересказала ему мой разговор с Штюрмером, который говорит, что Климовича непременно следует уволить (он назначается сенатором), и тогда уйдет старый Хвостов, так как он без него не сможет обойтись. Хвост. нервничает и плохо себя чувствует (я знаю, что он ненавидит Шт., не любит его также и Климович, этот скверный человек, который ненавидит нашего Друга и все же ходит к Нему, притворяясь и подлизываясь). Шт. хочет предложить на пост министра внутренних дел кн. Оболенского из Курска-Харькова (перед тем он был в старой ставке при Николаше!!), работающего теперь по продов. вопросу, но Гр. убедительно просит назначить на этот пост Протопопова. Ты знаешь его, и он произвел на тебя хорошее впечатление, — он член Думы (не левый), а потому будет знать, как с ними себя держать. Эти мерзкие люди собрались и постановили, чтоб Родзянко отправился к тебе и просил сменить всех министров и назначить их кандидатов, дерзкие скоты. — Мне кажется, что ты не мог бы ничего сделать лучше, как назначив его. — Бедный Орлов был его большим другом, — я думаю, что Максимович должен хорошо его знать. Уже, по крайней мере, 4 года, как он знает и любит нашего Друга, а это многое говорит в пользу человека. Оболенский же, наверное, опять из той клики. — Я не знаю его, но верю в мудрость и руководство нашего Друга. Он огорчен тем, что ты никогда сюда не приезжаешь — здесь тоже необходимо твое присутствие, даже если на 2 дня, неожиданно, они все почувствуют, что приехал хозяин, чтоб все проверить. Это было бы чудно, такой налет ведь не труден, и ты этим многих осчастливил бы. .....

Ц.С. 9 сентября 1916 г.
Мой родной,
.......... Пожалуйста, назначь Протопопова министром внутренних дел; так как он член Думы, то это произведет на них большое впечатление и закроет им рты.

Ц. ставка. 9 сентября 1916 г.
Моя родная голубка,
Сердечно благодарю тебя за твое дорогое длинное письмо, в котором ты мне передаешь поручения от нашего Друга. Мне кажется, что этот Протопопов — хороший человек, но у него много дел с заводами и т.п. Родзянко уже давно предлагал его на должность министра торговли вместо Шаховского. Я должен обдумать этот вопрос, так как он застигает меня совершенно врасплох. Мнения нашего Друга о людях бывают иногда очень странными, как ты сама это знаешь, — поэтому нужно быть осторожным, особенно при назначениях на высокие должности. Этого Климовича я лично не знаю. Разве хорошо одновременно уволить обоих — т.е., я хочу сказать, министра внутренних дел и начальника полиции. Это нужно тщательно обдумать! И с кого начать? От всех этих перемен голова идет кругом. Помоему, они происходят слишком часто. Во всяком случае, это не очень хорошо для внутреннего состояния страны, потому что каждый новый человек вносит также перемены и в администрацию. Мне очень жаль, что мое письмо стало таким скучным, но мне нужно было ответить на твои вопросы. Да благословит Бог тебя и девочек! Нежно целую тебя.
Навеки, милое Солнышко, твой старый
Ники.

Из дневника:
15 сентября. Четверг.
Ясный холодный день. Чувствуется приближение осени. В 2 1/2 пошли на моторах вверх; сделал хорошую прогулку с Долгоруковым. После чая принял доклад Сандро в штабе. Читал до и после обеда.

Ц.С. 15 сентября 1916 г.
Мой любимый душка,
.........  Вчера вечером виделась с нашим дорогим Другом в маленьком домике. Он очень рад, что ты назначил Прот. Он находит, что это чрезвычайно мудрое назначение; конечно, будут и недовольные, но он может повлиять на выборы в следующую (не в эту) Думу. Он просил меня поговорить с Раевым относительно бедных монахов со Ст. Афона, которым еще нельзя служить и которые умирают, не причастившись. .....
Он очень тебе кланяется. Просит поскорее отставить Оболенского и, когда на место последнего будет назначено новое лицо, издать приказ, чтобы в булочных все было бы заранее развешено, так чтобы требуемое соответствующей цены и веса было наготове, тогда работа пойдет быстрее и исчезнут эти длинные хвосты на улицах. Надо положиться на честность булочников, что они не станут надувать бедных людей, а полиции следует иметь строгий надзор за этими лавками, градоначальник должен сам начать следить за тем, чтоб все делалось быстро и честно.   ..........
Горячо целую.
Твоя глубоко любящая тебя
Солнышко
.

Ц. ставка. 20 сент. 1916 г.
Мое милое Солнышко!
Горячо благодарю тебя за твое дорогое письмо. Сегодня приехали Граббе, Максимович и Н.П. — до сих пор нас было немного народу. Нога Бэби поправилась, и он опять свободно ходит.
Наряду с военными делами меня больше всего волнует вечный вопрос о продовольствии. Сегодня Алексеев дал мне письмо, полученное им от милейшего кн. Оболенского, председателя комитета по продовольствию. Он открыто признается, что они ничем не могут облегчить положения, что работают они впустую, что министерство земледелия не обращает внимания на их постановления, цены все растут, и народ начинает голодать. Ясно, к чему может привести страну такое положение дел.
Старый Шт. не может преодолеть всех этих трудностей. Я не вижу иного выхода, как передать дело военному ведомству, но это также имеет свои неудобства! Самый проклятый вопрос, с которым я когда-либо сталкивался! Я никогда не был купцом и просто ничего не понимаю в этих вопросах о продовольствии и снабжении!
Теперь пора кончать, моя голубка. Храни Господь тебя и девочек! Крепко целую.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 21 сентября 1916 г.
Мой ненаглядный!
...........
Мадлен только что принесла мне твое милое письмо — большое спасибо, мое сокровище. — Я понимаю, как ты измучен, сегодня поговорю с Протоп. и с нашим Другом. Шах. сказал мне, что они подвезли много топлива речным путем на всю зиму — дров и угля — разумеется, по высокой цене, увы. Он получил большие суммы вперед, чтоб заранее заготовить дрова также и на осень 17 — 18 гг. Я спросила его, как обстоит дело с хлебом. Он ответил, что крестьяне в мирное время спешили продавать его, боясь, чтоб цены не упали, теперь же они знают, что если выждать, то цены возрастут, а они не гонятся за деньгами, так как у них их достаточно. Я высказала мнение, что следовало бы послать людей из заинтересованных министерств в самые хлебные центры, чтобы разъяснить крестьянам в беседах положение дела с продовольствием. Когда злонамеренные люди хотят чего-нибудь добиться, они постоянно обращаются с речами, и их слушают, и теперь, если благонамеренные потрудятся сделать то же самое, без сомненья, крестьяне станут их слушать. Губернаторы, вице-губернаторы и все их чиновники должны принять в этом участие, — поговорю с Протоп. и посмотрю, что он на это скажет. — Причина недохватки у нас сахару тебе известна. Масло в таком колоссальном количестве посылается теперь в армию (жиры нужны в большом количестве, так как убавилось мяса), что здесь его не хватает. Рыбы здесь достаточно, а мяса не хватает. Мне интересно поговорить со свежим человеком, посмотрим, что он об этом думает. О, Кривошеин, чего только нет на его нечистой совести! Все же это еще не так ужасно, как все прочее, выход мы найдем, но вот эти скоты Родз., Гучк., Полив. и К° являются душой чего-то гораздо большего, чем можно предположить (я это чувствую), у них цель вырвать власть из рук министров. Но ты скоро всех увидишь и обсудишь это, а я. спрошу совета у нашего Друга. Так часто у Него бывают здравые суждения, которые не приходят другим на ум, — Бог вдохновляет Его, и завтра я тебе напишу, что Он сказал. Его присутствие здесь меня очень успокаивает. Он говорит, что дела теперь пойдут лучше, потому что Его меньше преследуют, — как только усиливаются нападки на Него, так все идет хуже.
.............
Целый час проговорила с Протоп. — отличное впечатление. Я сказала ему, чтоб он послал тебе текст телеграммы, которую он и Бобр. разослали всем губернаторам. — Должна кончать. 1000 поцелуев и благословений шлет тебе
твоя старая
Женушка.
Уверена, что Господь послал тебе действительно верного человека в лице Протопопова; он будет работать и уже приступил к делу. Я думаю, что продов. теперь можно оставить в руках губернаторов и не передавать военным властям.

Из дневника:
23 сентября. Пятница.
Теплый туманный день. Доклад был короткий. Днем поехали в арх(иерейский) лес. Погулял под дождем. Потом сушились у костра. Вернулись домой в 5 1/4 . До обеда окончил все бумаги. Вечером поиграл в домино с Дм[итрием], Граббе и Н. П. [Саблиным].

Ц. ставка. 23 сентября 1916 г.
Моя любимая!
Нежно благодарю тебя за твое дорогое длинное письмо, в котором ты так хорошо излагаешь свой разговор с Прот. Дай Бог, чтоб он оказался тем человеком, в котором мы сейчас нуждаемся! Подумать только, Шах. хотел быть на этом месте! Да, действительно, тебе надо бы быть моими глазами и ушами там, в столице, пока мне приходится сидеть здесь. На твоей обязанности лежит поддерживать согласие и единение среди министров — этим ты приносишь огромную пользу мне и нашей стране! О, бесценное Солнышко, я так счастлив, что ты, наконец, нашла себе подходящее дело! Теперь я, конечно, буду спокоен и не буду мучиться, по крайней мере, о внутренних делах. ........
Навеки твой старый
Ники

Из дневника:

27 сентября. Вторник.
Хорошая теплая погода. Доклад был короткий. В 2 1/2 ч. поехали на старое место против арх[иерейского] леса. Сделал прогулку пешком с Граббе и Н. П. (Саблиным). Ели картошку и кашт[аны]. До 6 час. поехали в кинем. Показывали интересную ленту с английского фронта. До обеда принял румын, посл. Диаманди и флиг.-адъютанта короля — Ангелеско, привезшего мне письмо от него и от Мисси. Вечером занимался.

Ц.С. 27 сентября 1916 г.
Ангел мой!

...................   Прости, что опять беспокою тебя, дорогой, так как ты постоянно ужасно занят. Но я всегда боюсь, что ты забудешь что-нибудь, и действую так, как если б я была твоей записной книжкой.
Солнышко.
Поговори с Протопоповым о следующем:

1. Сух. — вели найти способ освободить его.
2. Рубинштейн — выслать.
3. Градоначальник.
4. Увеличить жалованье чиновникам в виде твоей личной милости к ним, чтоб это исходило не от министров.
5. Относительно продовольствия скажи ему решительно, строго, что все усилия должны быть приложены к тому, чтоб это дело было налажено, — ты это приказываешь.
6. Вели ему слушаться советов нашего Друга, это принесет ему счастье, поможет ему в его трудах и в твоих, — пожалуйста, скажи это, пусть он видит, что ты Ему доверяешь; он знает Его уже несколько лет.
Держи эту бумагу перед собой.


Из дневника:
28 сентября. Среда.
...... Погода была теплая. Рыл с Дмитрием окоп в скате берега. Вернулись в 5 1/2 ч. домой. После чая принял первый доклад Протопопова - упр. М.В.Д. до обеда. Вечером читал.

Ц. ставка. 29 сент. 1916 г.
Моя любимая!
Твое дорогое письмо пришло только в 2 часа, в одно время с телеграммой — вероятно, поезд запоздал из-за бури! Горячо благодарю тебя за все, что ты пишешь. Это, правда, странно, что Оболенский таким путем пришел к нашему Другу — брат Лили!
Ну, вчера от 6.15 до 8.15 час. вечера я разговаривал с Протоп. Я очень надеюсь, что он окажется подходящим и оправдает наши надежды; он, по-видимому, воодушевлен лучшими намерениями и отлично осведомлен во внутренних делах. Твой маленький листок с вопросами был передо мной, и я не коснулся только вопроса о Руб. — было уже поздно, и гости в соседней комнате сильно шумели!
Какая радость, что скоро увидимся! Будет великолепно, если ты приедешь в понедельник в 5 ч. к чаю!
Бэби и я находим, что давно пора нам вновь повидать мать и жену, сестер и дочерей. Погода теплая, но очень ветрено, на Балтийском море, наверное, буря. В 6 час. мы идем в кинематограф смотреть остальные английские военные картины; те, которые мы видели, были замечательно интересны и занимательны.
Днем я приму Павла — это, вероятно, будет его первый доклад! Должен кончать, моя ненаглядная. Храни вас Господь! Нежно целую, моя любимая душка, тебя и девочек.
Навеки твой
Ники


Из дневника:
30 сентября, пятница.
Шторм от W и теплая погода. Ходили вверх по Днепру. Сделал прогулку по полям. Возвращение было бурное. До обеда принял сербскую военную миссию с ген. Юришич[ем] во главе, кот. привез военные сербские ордена.
----------------------------------------------------

Протопопов А.Д., под сильным давлением назначенный управляющим МВД, а позже - министром внутренних дел, не оправдал возлагаемых на него надежд. Он не смог предпринять ничего, чтобы остановить  февральскую революцию в Петрограде.  28 февраля вечером Протопопов добровольно явился в Таврический дворец  и был арестован.

Tags: Перед 1917-м годом
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments