bona_mente (bona_mente) wrote,
bona_mente
bona_mente

Categories:

Отношение к Синоду и обер-прокурорам в письмах Императрицы 1915-1916 годов

"История связала воедино Синод и обер-прокурора — две силы, отталкивавшиеся друг от друга и фактически мешавшие друг другу, и поддерживала этот противоестественный союз на протяжении двухсот лет." (протопресвитер Георгий Шавельский. Воспоминания, т.2, гл.6)
Главой церкви, согласно Основному закону РИ (ст, 42), был император: «Император, яко христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в церкви святой благочиния». О том, как на практике осуществлялся этот закон в последние годы перед революцией, свидетельствуют приводимые ниже выдержки из писем.

Царское Село. 12 июня 1915 г.

Мой единственный,
........  Он тебя настоятельно просит поскорее приказать, чтобы в один определенный день по всей стране был устроен всеросс. крестный ход с молением о даровании победы. Бог скорее услышит, если все обратятся к нему. Пожалуйста, отдай приказание об этом. Выбери какой угодно день и пошли свое приказание по телеграфу (открыто, чтобы все могли прочесть) Саблеру. ..... — Прошу тебя, дорогой, исполни мою просьбу. Пусть приказание исходит от тебя, а не от Синода. .......

Ставка. 15 июня 1915 г.
Моя возлюбленная душка-Солнышко,
......... Я говорил с Шавельским об устройстве в какой-нибудь день крестных ходов по всей России. Он нашел это правильным и предложил сделать это 8-го июля, в день Казанской Божией Матери, который празднуется повсеместно. Он шлет тебе свое глубокое почтение.
В разговоре он упомянул о Саблере и сказал, что было бы необходимо сменить его. Замечательно, как все это понимают, и хотят видеть на его месте чистого, благочестивого и благонамеренного человека. Старый Горем., и Кривошеин, и Щербатов, все они говорили мне здесь то же самое и находят, что лучше всего для этого — Самарин.
Я
теперь припоминаю, что лет шесть тому назад  Столыпин хотел иметь его в министерстве и говорил с ним с моего разрешения, но он отказался. Я разрешил Горем, послать за ним и предложить ему это место.
Я уверен, что тебе это не понравится, потому что он москвич; но эти перемены должны состояться, и нужно выбирать человека, имя которого известно всей стране и единодушно уважается. С такими людьми в правительстве можно работать, и все они будут держаться сплоченно — это совершенно несомненно.
......

Ц.С. 15 июня 1915 г.

Мой любимый,
..........  Наш Друг, к которому Аня ходила проститься, с нетерпением ожидает узнать правду об этом (будто Самарин назначается на место Саблера, которого лучше не сменять, пока не найдется ему хороший заместитель: Самарин, без сомнения, пойдет против нашего Друга и будет на стороне тех епископов, которых мы не любим, — он такой ярый и узкий москвич). .........
16 июня. ....... Да, любимый, относительно Самарина я более чем огорчена, я прямо в отчаянии он из недоброй, ханжеской клики Эллы [речь о вел. кн. Елизавете Федоровне, сестре императрицы - b_m ], лучший друг Соф. Ив. Тютчевой и епископа Трифона. [преосв. Трифон (Туркестанов) негативно относился к Г. Распутину, когда-то отказался его принять - b_m ]
Я имею основательные причины его не любить, так как он всегда говорил и теперь продолжает говорить в войсках против нашего Друга. — Теперь опять начнутся сплетни насчет нашего Друга, и все пойдет плохо. — Я горячо надеюсь, что он не примет предложения — ведь это означает влияние Эллы и приставания с утра до вечера. Он будет работать против нас, раз он против Гр. — Кроме того, он такой ужасно узкий, настоящий москвич — ум без души. На сердце у меня тяжело — в 1000 раз лучше удержать Саблера еще на несколько месяцев, чем иметь Самарина! .........

Ц.С. 16 июня 1915 г.
Мой любимый,
Только несколько слов перед сном. —  ........ Григ. вчера вечером в городе перед отъездом слыхал о назначении Самарина (это уже было известно) и был в полном отчаянии, так как неделю тому назад Он просил тебя не торопиться с увольнением Саблера, так как скоро найдется подходящий человек.  А теперь московская клика опутает нас, как паутиной. Враги нашего Друга — наши враги,
......
Дружок, помни и прикажи поскорее крестный ход — теперь во время поста самый подходящий момент, и это должно исходить исключительно от т е б я , а не от нового обер-прокурора Синода.  ......
[Несмотря на настойчивость супруги, Император назначил Самарина обер-прокурором Святейшего Синода]

Ц.С. 29 августа 1915 г.
Мой любимый,
......... Может быть, ты дашь Самарину краткое приказание о том, что ты желаешь, чтобы епископ Варнава пропел величание святителя Иоанна Максимовича [до канонизации Иоанна Тобольского - b_m]
, потому что Самарин намерен отделаться от него за то, что мы его любим и что он добр к Гр. Мы должны удалить С., и чем скорее, тем лучше,  .......

Царское Село. 3 сентября 1915 г.
Мой милый, дорогой Ники.
............ Посылаю тебе газетную вырезку, касающуюся Гермогена [
уволенный в 1912 г. Саратовский епископ - будущий священномученик Гермоген Долганов - b_m]. Николаша снова издал приказ о нем, а ведь это касается исключительно Синода и тебя, — какое право имел он позволить ему ехать в Москву? Тебе или Фредериксу следовало бы протелеграфировать Самарину, что ты желаешь, чтоб его отправили прямо в НиколоУгрешск, так как если он останется в обществе Восторгова [возможно, здесь описка и имеется в виду не прот. Иоанн Восторгов, будущий сщмч., а  Владимир Востоков, священник храма Никиты в Старых толмачах - активный противник Г. Распутина - b_m ], то они снова заварят кашу против нашего Друга и меня. Пожалуйста, вели Фредериксу телеграфировать об этом. — Я надеюсь, они не устроят никакого скандала Варнаве; ты – господин и повелитель России, ты самодержец — помни это. ........

Ц.С. 7 сентября 1915 г.
Дорогой, любимый муженек,
...........  Вот тебе, дружок, список имен лиц (очень, к сожалению, небольшой), которые могли бы быть кандидатами на место Самарина. ......   Он, вероятно, видался с Гермогеном в Москве, — во всяком случае, он посылал за Варнавой, оскорблял и бранил при нем нашего Друга, — сказал, что Гермоген был единственный честный человек, потому что не боялся говорить правду про Григория, и за это был заключен, и что он, Самарин, желает, чтобы В. пошел к тебе и сказал бы тебе всю правду о Григ., но В. отвечал, что не может этого сделать, только если тот ему сам скажет и пошлет от себя.  ......  Ты видишь теперь, что он не слушает твоих слов — совсем не работает в Синоде, а только преследует нашего Друга. Это направлено против нас обоих — непростительно, и для теперешнего тяжелого времени даже преступно. Он должен быть уволен. — Вот тебе: Хвостов (министр юстиции) очень религиозный, знающий церковь, сердечный и преданный тебе человек. Гурьев (Директор Канцелярии Синода) — очень честный, давно служит в Синоде (любит нашего Друга).  .......

Ц.С. 8 сентября 1915 г.
Мой любимый,
...........  Я просила ее записать, как сумеет, разговор Суслика [ епископ Варнава - b_m ] в Синоде. Этот маленький человечек вел себя с замечательной энергией, защищая нас и нашего Друга, и резко отвечал на все их вопросы. Хотя митрополит очень недоволен С., все же он во время этого расспроса был слаб и — увы! молчал. Они хотят выгнать Варнаву и поставить Гермогена на его место, — видал ли ты когда-нибудь такую наглость?
Они не смеют этого сделать без твоей санкции, так как он был наказан по твоему приказанию. Это опять Николашины дела (под влиянием женщин). Он его заставил, — без всякого права, — оставить место и уехать в Вильну, чтобы жить там при Агафангеле [архиеп. Ярославский и Ростовский - b_m ], и, конечно, этот последний, С. Финлянд. [ архиеп. Сергий (Страгородский) - b_m ] и Никон (этот злодей с Афона)
[архиеп. Никон (Рождественский) - b_m в течение трех часов нападали на В. по поводу нашего Друга.

Самарин поехал в Москву на 3 дня, — наверное, чтобы повидать Гермогена. Посылаю тебе газетную вырезку о том, что ему разрешено, по приказанию Н., провести 2 дня в Москве у Вост., [свящ. Владимир Востоков - b_m ]с каких пор имеет он право вмешиваться в эти вопросы, зная, что по твоему приказанию Гермоген был наказан?
— Как они смеют идти против твоего разрешения насчет величания ? До чего они дошли! Даже там господствует анархия! И это все вина Н., так как он (намеренно) предложил Самарина, зная, что этот человек сделает все, что в его силах, против Григ. и меня. Но теперь и тебя в это втянули, и это преступно, — особенно в такое время. Несколько раз уже старик предупреждал С. не затрагивать этого вопроса, — поэтому он сильно оскорблен, — он это сказал В. Он находит, что С. должен немедленно уйти, иначе они вынесут в публику всю эту историю. Я нахожу, что этих двух епископов надо немедленно выгнать из Синода.
Пусть Питирим займет там место, так как наш Друг боится, что Н. будет его преследовать, если узнает, что П. почитает нашего Друга. Найди других, более достойных епископов. Забастовка Синода в такое время ужасно непатриотична и нелояльна. Почему они во все это вмешиваются? Пусть они теперь поплатятся за это и узнают, кто их повелитель. Посылаю тебе газетную вырезку (ты скажешь “опять”) — нет, я лучше сама тебе это выпишу.
Львов разрешил В.И. Гурко говорить в Москве, и тот между прочим сказал: “Мы желаем сильной власти — мы понимаем власть, вооруженную исключительным положением, власть с хлыстом” (докажи им теперь всюду, где можешь, что ты самодержавный повелитель), “но не такую власть, которая сама находится под хлыстом”. Это — клеветническая двусмыслица, направленная против тебя и нашего Друга.

Ц.С. 9 сентября 1915 г.
........  Сегодня я видела бедного Варнаву. Милый мой, это отвратительно, как С. обращался с ним, сначала в гостинице, а затем в Синоде. Это прямо неслыханный допрос, и он так гадко отзывался о Григ. — и называл Его самыми ужасными словами. Он заставляет губернатора следить за всеми Его телеграммами и пересылать их ему.
Как преступны его слова насчет величания — что ты не имеешь права разрешать такой вещи, на что В. благоразумно ему ответил, что ты главный покровитель церкви, а С. дерзко возразил, что ты ее раб. .........
Агафангел
так плохо говорил (из Ярославля). Его следует послать на покой и заменить Сергием Финляндским, который должен покинуть Синод.
Никона надо тоже выгнать из Государственного совета, где он членом, и из Синода, — у него, кроме того, на душе грех Афона. — В этом Суслик совершенно прав, — надо дать Синоду хороший урок и строгий реприманд за его поведение. — Поэтому скорее убери Самарина. — .........
В разговоре с митрополитом Владимиром (они его тоже свели с ума) В. сказал, что С. сломит себе шею своим поведением и что он еще не обер-прокурор, на что Владимир возразил: “ведь государь не мальчик и должен знать, что он делает”, и будто ты долго упрашивал С. принять этот пост (я сказала Горемыкину, что это неверно). Что ж, пусть они увидят и почувствуют, что ты не мальчик, и что всякий, оскорбляющий и преследующий людей, которых ты уважаешь, оскорбляет этим тебя! .........

------------------------------------------------------------------------------
26 сентября 1915 года А.Д. Самарин был уволен, прослужив в должности обер-прокурора всего два с половиной месяца.
Следующий обер-прокурор - Волжин А.Н. - старался соблюдать нейтралитет и продержался дольше Самарина, но всё равно в августе 1916  был уволен.
В письме от 16 июля 1916 года Императрица писала мужу в Ставку:
"я должна обезопасить от них нашего Друга, а также Питирима. Волжин очень дурно поступает — Питирим выбирает наместника своей Лавры, а Волж. это отменяет. Он не имеет права так поступать."
В письме от 19 июля 1916 г. высказывается недовольство митрополитом Владимиром (Богоявленским):
"Я весьма сожалею, что тебя уговорили назначить митрополита Владимира в летнюю сессию Синода — на этом месте следовало бы быть Питириму, Влад. — место в Киеве, он за последние месяцы прожил там всего неделю. Он вредит нашим во всем. П. ничего не может предпринять в своем собственном городе, за каждым пустяком он принужден обращаться к Влад., так что духовенство не знает, кого считать своим начальством, — это очень несправедливо по отношению к нему. Прежний митрополит имел больше такта и дольше оставался в Киеве."
14 августа 1916 г. : "Затем насчет Волжина —  Штюрмер передаст ему бумагу теперь, — не хочешь ли ты принять Раева, чтоб основательно поговорить с ним и убедиться, подходящий ли он для тебя человек, — я думаю, что он с Жеваховьм в качестве помощника были бы истинным даром Божьим для церкви. Если ты желаешь его видеть, протелеграфируй мне день, не упоминая его имени, а Шт. сообщит это ему. Остальных кандидатов я считаю совершенно неподходящими и малосведущими в делах церкви."

Так, последним обер-прокурором империи стал сторонник Распутина Раев Н.П. -  его служба закончилась 3 марта 1917 года.

Tags: Перед 1917-м годом
Subscribe

  • «Шерше ля фам»

    На "рабочей" встрече председателя Совета по делам РПЦ Г.Г. Карпова с патриархом Московским и всея Руси Сергием (Страгородским) 4 мая 1944…

  • Из эпизодов военного времени

    Протоиерей Троицкой церкви г. Горького А.А. Архангельский - митрополиту Сергию (Страгородскому) Апрель 1942 г. . . Ваше воззвание, Блаженнейший…

  • По поводу извержения из сана протодиакона Андрея Кураева

    Ну и что такого неожиданного произошло? Служил он заштатно в Тропарево особенно не утруждаясь, потом запретили и он не служил - богослужения от…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments