bona_mente (bona_mente) wrote,
bona_mente
bona_mente

Category:

1917 год. Цезарь, остерегись ид мартовских!

«По-видимому, то, что назначено судьбой, бывает не столько неожиданным, сколько  неотвратимым. <...>
Многие рассказывают, что какой-то гадатель предсказал  Цезарю, что в тот день месяца марта, который римляне называют  идами, ему следует остерегаться большой опасности. Когда наступил этот день, Цезарь, отправляясь в сенат, поздоровался с предсказателем и шутя сказал ему:  "А ведь  мартовские иды наступили!",  на что тот спокойно ответил: "Да, наступили, но не прошли!" »
(Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Александр и Цезарь, гл. LXIII.)

После двух месяцев пребывания в Царском Селе, 22 февраля (7 марта) император Николай II, несмотря на обострившуюся ситуацию в Петрограде, снова отправился в Ставку. Что-то побудило его взять с собой в поезд книгу о Юлии Цезаре, хотя прежде в дороге он предпочитал легкие английские и французские романы, в основном, детективы.
В своем дневнике император записал:
"23 февраля. Четверг. ...Читал всё свободное время франц. книгу о завоевании Галлии Юлием Цезарем. Приехал в Могилёв в 3 ч. Был встречен ген. Алексеевым и штабом. Провёл час времени с ним. ..." (какую именно книгу он читал, к сожалению, неизвестно)
27 февраля (12 марта) Государь решил вернуться, но добраться до  Царского Села ему так и не удалось (маршрут скитаний царского поезда см.  http://bona-mente.livejournal.com/14901.html)
2 (15) марта - если считать по новому стилю, то прямо в мартовские иды - во Пскове случилось вынужденное, насильственное отречение императора в пользу младшего брата великого князя Михаила Александровича. Тяжело читать трагическую дневниковую запись Государя, заканчивающуюся словами:
".... В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость и обман!"
На следующий день Государь записывает:
"3 марта. Пятница. Спал долго и крепко. .... Говорил со своими о вчерашнем дне. Читал много о Юлии Цезаре. ...."
Параллель очевидна - "И ты, Брут-Алексеев-Рузский-...!"
4 (17) марта к Государю в Могилев приехала из Киева мать - императрица Мария Федоровна и  пробыла с ним до его отъезда в Царское Село 8 (21) марта.
"8 марта. Среда. Последний день в Могилёве. В 10 ч. подписал прощальный приказ по армиям. В 10 1/2 ч. пошёл в дом дежурства, где простился с со всеми чинами штаба и управлений. Дома прощался с офицерами и казаками конвоя и Сводного полка — сердце у меня чуть не разорвалось! В 12 час. приехал к Мам'a в вагон, позавтракал с ней и её свитой и остался сидеть с ней до 4 1/2 час. Простился с ней, Сандро, Сергеем, Борисом и Алеком. Бедного Нилова не пустили со мною. В 4.45 уехал из Могилёва, трогательная толпа людей провожала. 4 члена Думы сопутствуют в моем поезде!
Поехал на Оршу и Витебск. Погода морозная и ветреная. Тяжело, больно и тоскливо."

Это запись Государя снова возвращает нас к Юлию Цезарю:
«Непосвященные в заговор сенаторы, пораженные страхом, не смели ни бежать, ни защищать Цезаря, ни даже кричать. Все заговорщики, готовые к убийству, с обнаженными мечами  окружили  Цезаря: куда бы он ни обращал взор, он, подобно дикому зверю, окруженному  ловцами, встречал удары мечей, направленные ему в  лицо  и  в  глаза, так как было условлено, что все заговорщики примут участие в убийстве и как бы вкусят жертвенной крови.»
(Плутарх. Там же, гл. LXVI.)
Нет, не случайно Государь взял с собой в ту роковую поездку книгу о Юлии Цезаре.
Tags: 1917-1918 годы, история, предзнаменования, цареубийство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments